Nagame Namari
What's an OTP? - 'One True Pairing' but I prefer ‘Only Tears and Pain’
Название: Искра
Автор: mish.seraia
Жанр: Фэнтези, Юмор, Романтика
Тип: Гет
Размер: мини
Рейтинг: G
Персонажи: Лаксус/Люси
Саммари: Действие происходит после изгнания Лаксус (возможно он - Лексус, его постоянно по разному называют). Случайная встреча двух героев
Предупреждения: ООС, АУ относительно канона
Дисклаймер: Машима Хиро
Статус: завершен
Размещение: Где угодно , только киньте ссылку (ссылка предоставлена).
От Автора: Я тоже считаю, что Нацу/Люси лучший пейринг, но захотелось чего-то другого. Поэкспериментировать что ли... Я не внедрялась в дебри романтики, но если вам понравится, могу написать вторую часть. Вдохновением послужил фик "Странное приключение". Спасибо, автор. Я всё ещё жду продолжения...

1.

Подобно тому, как некоторые люди ненавидят тараканов, единственный внук Макорова ненавидел слабаков. Было в этих существах нечто не правильное, глупое, ненужное. То, от чего его передергивало и заставляло кулаки непроизвольно сжиматься. Возможно, это неприязнь брала корни из детства, когда он был довольно тщедушным и больным ребёнком, а может беда была в том, что парень просто слишком радел за будущее Фэйри Тэйла. Кто знает…
После изгнания, его взгляды на жизнь… не изменились. Нет, он понимал, что зря устроил бойню, ведь это подорвало здоровье деда, но особого сожаления не было. Наоборот, в какой-то мере это принесло в душу мага какое-то уравновешивание и даже покой. Перед повелителем молний открылись просторы, свободные от клейма фэйритэловца, он мог делать всё, что хотел, где и когда хотел. Периодически, до Лаксуса доходили свежие байки про очередные выкрутасы родной гильдии и это, всё же приносило боль, но не настолько что б умолять о прощении.
В тот день, работы не было. Не из-за отсутствия заказов, а просто потому что ему было «в лом» трудиться. Погода была тёплой, можно сказать ленивой. В городке, где парень имел несчастье остановиться, был какой-то там праздник равноденствия или чего-то такого. Народ гулял и веселился, слегка раздражая чрезмерной активностью. От этого шума и суеты Лаксус сбежал в зачуханную таверну на окраине, куда даже в такой день никто не заходил. Хозяин, толстый мужик с бородой до колен, меланхолично тёр грязные бокалы за барной стойкой. Его единственная официантка и по совместительству дочка, вязала крючком. Жирная, облезлая псина задремала прямо у столика, за которым полусидел-полулежал Лаксус. Слюнявая морда покоилась на одном из его ботиков, но даже пнуть шавку посильнее не было желания.
Неожиданно мощный взрыв где-то неподалёку тряхнул всё здание таверны, выбив стёкла и заодно, разбудив пса. Зверюга поднялась на передние лапы, не в силах справиться ещё и с задними. Хозяин выругался отборным матом, помянув богов, жизнь, маму покойной хозяйки и почему-то некую сисястую девку. И если всё первое перечисленное не вызывало особого интереса, то последние «про девку» заставило Лаксуса повернуть к толстяку голову. Тот воспринял это, как проявление живейшего любопытства, и тут же выложил все свежие новости. Оказалось, что в окрестностях города поселилась некая ведьма, злобная и что самое главное — помешанная на мужиках. Бабе было около пятидесяти или что-то вроде и она сильно, безумно хотела выйти замуж, а так как желающих было ноль, «красавица» повадилась силком вылавливать подходящие ей кандидатуры. «Кандидатуры» отнекивались и, если везло, сбегали, остальные же оставались сидеть под замком пока не поумнеют. Женское население это весьма раздражало, так как у многих жертв уже были невесты, но пойти и поговорить с ведьмой по душам никто так и не отважился. Тогда, мэру пришлось обратиться в волшебную гильдию, что бы проблема была наконец решена. На солидную награду клюнули и вскоре явился маг, а точнее магичка в лице молоденькой блондиночки по имени Люси. Вот эта самая Люси и была виной произошедшего взрыва, так как по слухам, именно сегодня должна была устранить ведьму.
Лаксус задумался. Скажем так, не то чтобы он берёг в своем сердце образ вышеупомянутой девушки, но что-то светловолосое и шумное припоминалось. Посидев ещё чуть-чуть, парень рывком поднялся, опрокинув стул, и неспешно направился к выходу. Бог знает зачем, псина поковыляла следом. Хозяин разочарованно посмотрел в след единственному посетителю и вернулся к своему занятию. В конце концов, отсутствие стёкол никак не повлияло на и без того жуткий имидж его заведения.

Помимо платы за квартиру и ежедневных трат на еду в жизни юной мисс Хартфелии было достаточно вещей требующих денег. А именно: шопинг. Как девушка красивая, и просто как девушка, Люси любила ходить по магазинам, выбирать нужное, примерять и потом долго любоваться покупкой. К сожалению, последние десять миссий не принесли ей никакого материального вознаграждения, кроме шишек и ссадин. И если хозяин снимаемой квартиры ещё мог как-то потерпеть с оплатой, то туфли в витрине Шарфо ле Троль ни в коем случае. Ярко красные, на высокой, блестящей, чёрной шпильке они были воплощением красоты и совершенства. Примеряя их, Люси буквально окаменела от восторга, почувствовал себя такой шикарной и ….развратной! Конечно, она знала, что вряд ли когда-нибудь отважится выйти в них на улицу, но туфли были такими обалденными, что волшебница не могла устоять. Втихушку, пока «дорогой» компаньон не видит, девушка стащила с доски наиболее выгодное и осуществляемое задание, собрала сумку и ту-ту в другой город за денежкой.
Всё шло гладко, пока она не увидела ведьму. Тётя была странной. Высокая, тощая с ярко фиолетовыми волосами и дикими, жёлтыми глазами. Но даже не внешний вид так напряг повидавшую многое Люси, ведьма оказалась сильной. Достаточно сильной что б волшебница вспотела, гоняясь с ней по лесу, но, к счастью, не достаточно ловкой что б помешать Люси освободить пленников. Те, получив свободу, разбежались как мыши в разные стороны. Увидев, что её «курятник» разгромлен, тётя взвыла и … расплакалась. Оказалось, что даму зовут Журвелия, что она волшебница из Белого хвоста, что ей всего сорок, что жизнь её не сложилась и она просто хочет личного счастья. Женская солидарность сработала, и Люси тоже пустила скупую, бабью слезу. Они поговорили и пришли к выводу, что нужно просто быстренько найти Журе жениха и покончить с беспорядками. На этой фразе, на свою беду, из-за кустов вышел Лаксус. Повелитель молний хорошо знал, что если хочешь найти фэйритэловца – иди на дым и грохот, поэтому ему не составило труда отыскать бывшую коллегу. Единственное, он не ожидал, что привлечёт такое пристальное, изучающие внимание со стороны дам.
— Этот подойдёт, — заявила Журя, загоревшись решимостью. – Молоденький слегка, ну да ладно…
Люси узнала Лаксуса сразу. И не сказать, что обрадовалась встречи. Любой из врагов и коллег, только не повёрнутый на силе псих! Прошло достаточно времени, но девушка не забыла его озверевший вид и жуткий рёв. Нацу и Грей тоже были не совсем нормальными в этом смысле, но не настолько ведь! Да и привыкла она к их причудам, а Лаксус… это был совершенно другой случай.
— Женись на мне! – рявкнула новообретённая подружка, подкрепляя предложение обездвиживающем заклятьем.
«Псих» легко уклонился и тут же попал в одну из ловушек Журвелии. Прикопанный на досуге механизм сработал моментально. Деревянные зубчики впились в мага, приковав его к стволу очередной берёзки или осины. Люси плохо разбиралась в растениях.
— Это Северная Вечнозелёная Пилемика. Яд из её побегов парализует жертву на несколько часов, а может и убить в зависимости от дозы, — не без гордости заявила Журя. – Я потратила много времени что б соорудить всё это.
— Быстро. Освободила. Меня, – угрожающе проговорил Лаксус, всё больше и больше раздражаясь.
— Ну, говорить он может, — повязанный враг выглядел не так уж и жутко, можно даже сказать, комично. Люси расслабилась. – Какая милая собачка!
Пёс уныло зыркнул на волшебницу и плюхнулся на жирный зад.
— Говорить может, — согласилась дама. – Но и только. Люся, ты и эта зверюга будите нашими свидетелями. Я, как представитель Белого хвоста, и сама могу провести обряд. Важно что б ты потом только расписалась.
— Э…. я даже не знаю…
Тем временем, до Лаксуса начала доходить вся серьёзность ситуации. Он не мог не пошевелиться, не использовать магию, а эта повёрнутая мамзель собиралась в прямом смысле женить его на себе. И даже если обряд не будет иметь юридической силы, сам факт произошедшего ославит его на всю Магнолию. В воображении внука Макорова пронеслись плачущие от смеха лица товарищей, недругов и бывших коллег.
— Какого чёрта?! – взвыл маг. – Ты что, смерти ищешь? Я ж прибью тебя, как освобожусь!
— Ну, — ведьма философски пожала плечами. – Это ведь будет потом? А пока мы обвенчаемся.
Поправив фиолетовую прядь, «наречённая» начала нараспев произносить клятвы из обряда. Пес безразлично взирал на происходящие, изредка почёсывая лапой блохастый бок, зато Люси загибалась от смеха. Она по достоинству оценила хохму и уже предвкушала, как расскажет всё друзья в красках.
— А теперь, своим поцелуем я скреплю наш союз… — растягивая слова, пропела Журвелия, надвигаясь на побелевшего Лаксуса.
— Стоп! Я…я… я уже женат!
— На ком?! – искренне возмутилась ведьма от такой подлости. – Имя?! Говори сейчас же!
Лаксус впервые растерялся. Имя? Кого? Кого назвать?! Что б эта дамочка поверила и отстала от него?!
— Ты! Вот эта девка! Я женат на ней!
— На мне?! – взвизгнула Люси.
— На ней?! – опешила ведьма.
-….? – поднял ухо пёс.
— Не пр… — начала Хартфелия.
— Я сделаю всё, что хочешь, только подтверди! – зло рявкнул Лаксус, а из его глаз начали сыпаться шипящие разряды.
— Всё? – шепотом переспросила Люси.
Перед глазами волшебницы промелькнул образ красных, развратных туфель за невероятно бешенные деньги.
Увидев, как мечтательно блондиночка закрыла глаза, а щечки её краснеют, парень подумал о нескольких неприличных вариантах, но идти на попятную было поздно и он грозно пообещал:
— Всё.
— Журя, прости! – прижав руки к груди, взмолилась Люси. – Он мой муж.
— Как так?! – возмутилась ведьма. – Разве вы сейчас встретились не первый раз?!
— Нет-нет, — замотала головой волшебница. – Он раньше был в нашей гильдии, а потом…
Девушка пустилась в долгие объяснения, не замечая, что Лаксус буквально наэлектризован. Ещё чуть-чуть…
— Докажи! Если муж, значит, вы были вместе и не раз.
— Чего?! – покраснела Люси.
— Поцелуй его, так что б я поверила, — прищурив глаза, приказала Журвелия. – Ну, чего ты напряглась?
— А …э…ну…
— Или признай, что врешь, — как вариант предложила «подруга».
Волшебница могла согласиться на унижение быть разоблачённой, но потерять туфли… это было уж слишком. Вдохнув и выдохнув, девушка решительно направилась к скованному парню. Заставить себя подойти к нему так близко — было трудно, приподняться на цыпочки и заглянуть в глаза ещё труднее, а поцеловать вообще не возможно. Люси пыталась освежить образ туфель и через это перебороть себя, но туфли были далеко, а злой, униженный Лаксус в паре сантиментов. Волосы волшебницы распушились от разрядов тока, кожу начало слегка покалывать, будто по ней носится стадо маленьких жучков. Мысленно, девушка пообещала себе быстро чмокнуть его в щёку на раз-два-три.
— Ну, или вы оба просто водите меня за нос? – с издёвкой спросила Журя, нервно притопывая ножкой.
— Убью! – молнии заиграли по телу мага сверкающем золотом, деревянные оковы треснули и с хрустом полетели вниз. Одним движением Лаксус дёрнул Люси на себя, легко поцеловал и тут же отбросил на траву. Через мгновение ещё один взрыв потряс округу. Ещё через некоторое время Лаксус вышел из леса, одной рукой таща за хвост пса, другой придерживая закинутую на плечо Люси.

Вечером того же дня мисс Хартфелия уезжала обратно. На перроне толкались сотни пассажиров и провожающих, шумело радио, контролёры торопили отстающих. В воздухе клубились пыль и смог от сгораемого угля, запах жаренных фисташек и печённых яблок пропитал всё вокруг. Проталкиваясь сквозь всё это, Люси отыскала нужный вагон, села на своё место и приготовилась ближайшие четыре часа трястись по шпалам.
Говоря по существу, поездка удалась. В кошельке брякала не только награда за устранение ведьмы, но и обещанная Лаксусом премия. Теперь можно было купить не только туфли, но ещё и пару платьев. Однако, Хартфелия грустила. Не из-за расставания с захудалым городишком, а по причине гложущей совести и разочарования. Разочарования в самой себе за слишком явное смущение перед внуком Макорова, за алые щёчки и тот бессвязный бред, что она говорила, пока он нёс её через лес. А совесть… совесть грызла потому что она во-первых, поехала одна, а во-вторых, никогда и никому не расскажет про поцелуй. Даже Мире.
Лицо снова раскраснелось при воспоминание о блондине. Быстро, воровато оглядевшись по сторонам и убедившись, что остальным пассажирам нет до неё никакого дела, волшебница хитро хихикнула и полезла пересчитывать «награбленное». Слава богам, Лаксус больше не член их гильдии, а значит весьма вероятно, что она вообще его больше никогда не увидит. Волноваться и переживать не о чем.

Тем временем, не подозревая, что является предметом терзаний некой блондинки, парень собирал свои вещи в дорогу. Впереди ещё столько всего, что нужно пережить и сделать, однако теперь ко всему прочему прибавилось ещё и навестить родную гильдию. Пусть не как товарищ, но хотя бы как гость.
Закинув рюкзак на плёчо, Лаксус бегло оглядел комнату на предмет забытых вещей, убедился, что всё на месте, взял гостиничный ключ и запер им дверь. Медная открывалка вызвала неестественно хищную улыбку, которой он напугал проходивших мимо постояльцев.
— Люси значит… — младший Макаров подбросил ключ на ладони. – Между нами явно пробежала искра…
Ошалевший от страха гостиничный швейцар еле успел поймать летящий в него мелкий предмет, несколько раз поклонился, приглашая молодого человека приезжать к ним почаще и мысленно пожелал ему убиться.


2.

Губы, холодные и на удивление мягкие, легко коснулись ее стиснутых губ. Потрясённо замерев, упершись руками в его плечи, держа застывшее тело как можно дальше, она оставалась абсолютно недвижимой и с бешено бьющимся сердцем безуспешно пыталась одновременно распробовать поцелуй и отвернуться. Лицо непривычно покалывало от искрящихся разрядов, не достаточно сильных, чтобы принести боль, но довольно не приятных. Девушка заглянула в выразительные глаза, и внутренний голос прокричал, что она заходит слишком далеко…
Подскочив в кровати, тяжело дыша, Люси проснулась. Город за окном только начинал оживать. Темное небо на горизонте разрезала тонкая полоса рассвета. Где-то надрывался ошалевший петух, секунда, и его вопль был заткнут чем-то тяжёлым и увесистым. Блондинка облегченно вздохнула, радуясь, что это был всего лишь очередной «кошмар», и бухнулась обратно в кровать.
Даже после более чем холодного душа и выпитой чашки крепкого кофе, Хартфелия не могла успокоиться. Стыд-то какой! Молодой, невинной девушке не должно сниться такое, а если и снится, то пусть это будет кто угодно, кроме неадекватного, блондинистого мага. Пусть это будет даже Нацу или Грей… хотя нет, за Грея Джубия порвёт… В любом случае, нормального, логичного объяснения всем этим «грёзам» не было, а значит, у неё либо с головой не в порядке, либо очень не в порядке. Другого не дано. И самое позорное в этом, что поговорить о проблеме не с кем, потому что то, что знают два фейритэйловца – знают все. А так как больше всего на свете Люси боялась, что о её маленькой тайне прознает общественность, вариант с просьбой о помощи отметался. Единственное, что хоть как-то утешало юную фею, что сам Лаксус находился чёрт знает где и их повторная встреча просто не возможна…

Улицы родного города были, как всегда, переполнены транспортом и людьми. Слишком много телег, повозок, шныряющих туда-сюда торговцев, зазывал и прочей разношерстной братии. Поднятая с дороги пыль обратилась сплошным, смрадным облаком, которое не только не давало дышать, но и разглядеть нормально, что творится вокруг. Однако, чёрствая душонка младшего Макарова ликовала. Знакомые запахи, знакомая толкучка, знакомое раздражение.
Пройдя въевшимся в память путём, Лаксус очутился у ворот гильдии. Привычно пнул дверь и вошёл, словно и не было этих месяцев скитания по миру. Шум от разом говорящих людей и какая-то заунывная мелодия тут же смолкли. Кто-то ругнулся, кто-то ахнул, но все остались сидеть на своих местах. Все кроме него.
— Лаксус! Давай смахнёмся! – драгонслэер прыгнул, на ходу набирая в лёгкие побольше воздуха, что бы выдохнуть вместо него огненный вихрь.
— Отвали, — ответный удар отбросил Нацу на несколько метров, тем самым разрушив всю стоящую на пути мебель, но даже не оцарапав буйного мальчишку. – Я к деду.
— Пришёл умолять о прощение? – спросил Макаров, хитро поглядывая на внука.
— Не в этой жизни, старик.
— Тогда зачем?
— Да вот, думаю, дай зайду – посмотрю: жив ты ещё или нет, — парень, как ни в чём не бывало, сел за барную стойку, жестом попросив Миру налить пива. – На покой не собираешься?
— Не в этой жизни, — передразнил его вредный дедок. – Народ, к нам пожаловала блудная овца, в смысле баран, сегодня разрешаю бездельничать и напиться.
«Народ» поддержал Макарова традиционным, дружным рёвом, показывающим, что они целиком и полностью «за». Лаксус усмехнулся, подумав, что бывшим коллегам дай только повод, а дебоширить они всегда готовы. Через мгновение главное здание гильдии наполнилось нестройно звучащими песнями, руганью и кажется, кто-то подрался.

— Задание, новое задание, возьму и успокоюсь… — нервно повторяла Люси, быстрым шагом пересекая улицу. – Можно захватить Нацу, кошака, Лисанну в конце концов…
«А ещё лучше взять дрын побольше и жахнуть себя посильнее», — с тоской подумала «извращенка», собираясь открыть дверь гильдии, но вместо этого еле успевая увернуться от несящегося на неё тела. «Тело» встало, отряхнулось, подмигнуло Люси и бросилось обратно, бить кому-то морду.
— Люси! Лаксус вернулся! – заорал Нацу при виде девушки, — Мастер разрешил бухать!
«Как будто вам требуется его разрешение», — проворчала волшебница себе под нос, пропуская первую часть. А зря.
Обходя танцующих-поющих-дерущихся согильдийцев, волшебница прошла к барной стойке. Мира лёгким кивком и ласковой улыбкой, дала понять, что заметила и сейчас подойдёт, вот только заметёт осколки. Блондиночка залезла на высокий стул, жутко не удобного, но отчего-то невероятно модного дизайна.
— Люси, — Лисанна легонько тронула её за плечо. – Я тут задание выбрала…
— Правда? – «не иначе это знак свыше», радостно подумала волшебница.
— Ну, да… Нацу наверняка и тебя пригласит, а я хотела бы в этот раз пойти только вдвоём… Ты не могла бы отказаться, когда он будет… Я очень прошу, — сестрёнка Миры умоляюще сжала руку Люси. – Пожалуйста.
— Э… — Хартфелия даже не знала, что на это ответить. С одной стороны, она была не против, потому что Лисанна ей нравилась, но с другой, эти её подкаты к дрэгонслэеру были сейчас ох как не вовремя. Но, ничего страшного, можно ведь пойти на задание и одной. – Хорошо, я обещаю.
— Люси! – Лисанна благодарно обняла девушку. – Ты самая лучшая!
— Ну да… наверно.
Глядя на то, как милашка – Лисанна прыгает вокруг Нацу аки белый, верный щеночек, блондинке захотелось утопиться. Или надраться. Но, исходя из того, что она девушка приличная и из хорошей семьи, ни первое, ни второе не подходило. Поправив юбку, Люси двинулась к доске объявлений. Нужна была такая работа, что б выбросить всё лишнее из головы и засунуть всё нужное в кошелёк. Как назло, ничего такого не было. Официантка в магическую кофейню. Страховщик на Дрэйнский фестиваль. Смотритель для летающих гадюк и т.д. Закусив губу от досады, блондинка продолжала перечитывать заказы, надеясь отыскать в этой кучи дер…хлама конфетку. Наконец, ей на глаза попалась листовка о наборе в команду зачистки. Не бог весь что, но…
— Полная чушь, — раздался голос у неё за спиной, пропитанный нотками издёвки и пренебрежения.
— Лаксус… — севшим голосом прошептала Люси.
— Зачистка… собираешься носиться по всему городу за мелкими бесятками?
— Не твоё дело! – обиженно рявкнула девушка, придя в себя. – Я вообще в кофейню хотела устроиться…
— Да? Думаешь, ходить в переднике с подносом лучше? – продолжал ухмыляться блондин. – Неужели это всё на что ты способна?
Глаза резко защипало, девушка не произвольно дотронулась до щеки и обнаружила, что плачет. Хотя нет, позорно ревёт перед этим … не хорошим человеком. От досады на себя, Хартфелия зарыдала ещё сильнее.
— Ты чего?! – младший Макаров придвинулся ближе, закрывая её от буянящих коллег. – Так деньги нужны?
— Ты! Ты гад! – заорала Люси, что есть силы оттолкнув его. – Да! Я слабая! И мне нужны деньги! Потому что я девушка и мне нужно платить за квартиру!
— Да знаю я! – крикнул в ответ Лаксус, отбивая летящий в неё стул. – Есть же Нацу. Грей. Эрза. Вы же команда, возьмите общие, нормальное задание.
— Не могу! Эрза в больнице, Грей оккупирован Джубией, а Нацу… Нацу идёт с Лисанной, — Люси устало опустила руки. Больше всего на свете захотелось сделать шаг впёред и просто прижаться к нему. Закрыть глаза и постоять пару минут. А ещё приподняться на цыпочки и поцеловать, просто и нежно, как Леви Гезилла, когда тот возвращается с очередного побоища. Но, не тот человек, не та ситуация.
Не поняв, как так вышло и зачем он это сделал, Лаксус легко погладил Люси по голове. Волшебница вздрогнула и тут же покраснела.
— Сколько тебе нужно?
— Чего? – не поняла Люси.
— Сколько тебе нужно, что б ты не шарахалась по всяким тупым миссиям вроде выгулки волшебных пинчеров?
— Ты хочешь дать мне денег?
— Нет, я даю тебе денег. В долг, но можешь не отдавать, — Лаксус и сам уже был не рад такому повороту разговора, потому что начал чувствовать, как на них оборачиваются фэйритэйловцы. Нужно было сваливать и побыстрее, пока народ ни о чём не догадался.
— Мне не нужны подачки.
— Гордая? Слабая, глупая, без напарника, но гордая, — толи восхищаясь, толи издеваясь, проговорил парень. – На, — будто бы не глядя, Лаксус сорвал с доски вакансию страховщика. – Дело ерундовое: просто присутствовать на фестивале и следить, что б маги не переколдовали на радостях.
— Но он только через неделю… — пробормотала Люси, читая нижнюю строку о вознаграждении.
Младший Макаров возвёл к небу глаза, собираясь высказать что-то язвительное на тему её бестолковости, но в этот момент огненный дрэгонслэер свалился рядом, подскочил, огляделся и кинулся на него с радостным криком:
— Лаксус! Давай смахнёмся!
Люси ели успела отпрыгнуть что б не заработать новых синяков. Нацу ревел, изрыгая пламя и круша всё вокруг. Блондин уворачивался, одаривая противника дружескими пинками и затрещинами. Фэйритэйловцы ликовали. Всё было совсем как в старые, добрые времена.
— Выбрала задание, Люси? – спросила Мира, вытирая пот со лба. В такое время у неё всегда было очень много работы.
— Да, вот. Дрэйнский фестиваль. Что думаешь?
— О, это слегка опасно. Ты же знаешь, — голубоглазая красавица чарующе улыбнулась подруге. – Много выпивки, много магии, много драк. Хотя, Лаксусу нравится там. Каждый год участвует в судействе. Странно, что ты выбрала эту работу. В смысле, — спохватилась Мира, боясь обидеть Люси. – Тебе, конечно, хватит сил, но там полно таких, как Нацу и Эльфман…
— Я не выбирала… — пробормотала девушка, краснея.
Позади раздался треск. Нацу не удержался и грохнулся прямо на поддерживающую второй этаж балку. Та проломилась и сверху посыпались щепки. Конечно, этого было не достаточно, что бы обрушить потолок, но кое-кто испугано взвизгнул. Момент, и к потасовке присоединился Грей, весь изнахраченный предыдущим поединком. Люси услышала, как Джубия и Лисанна стоя рядом друг с другом, поддерживают противников:
— Вперёд, Грей-сама!
— Задай им, Нацу.
Хартфелия никогда не поддерживала драк. Это тупая, подчас ненужная трата сил и времени, однако в Фэйри Тэил это стало атрибутом её жизни. И пусть сама она редко принимала в них участие, все равно ежедневные потасовки окружали её словно вакуум. Глядя на подпрыгивающих от азарта девушек, Люси поймала себя на мысли, что быть влюблённой не так уж и стыдно. В конце концов, сошлись же Леви с Гезиллом!
Улыбнувшись сама себе, волшебница аккуратно пробралась к выходу, обернулась возле дверей и перед тем, как побежать домой, крикнула:
— Встретимся на фестивале!
Блондин держал Нацу и Грейя словно нашкодивших котят. Эти двое вырывались, шипя и огрызаясь, веселя толпу и мастера Макарова. Лаксус и сам не мог перестать ржать, глядя как бывшие соратники грызутся меж друг другом, забыв о нём. И тут… «Встретимся на фестивале!». Он повернул голову, но успел заметить лишь, как она выбегает на улицу. Один из лоботрясов тут же воспользовался моментом, что бы засветить ему ногой в живот. Лаксус выпустил обоих, что бы в следующий момент впечатать друзей в стену.

С этого дня, кое-кого перестали мучить «кошмары». Или она просто перестала их так называть…

3.
Конец.

@темы: Fairy Tail, G, Лаксас/Люси, гет, завершен, мини